Ночь на соломе

Этим летом мы с соседкой реализовали прекрасную мечту — собрали кучку детей и переночевали в избушке в полях на границе с лесом, где живут и пасутся её любимцы. Она спала в гамаке, а мы все — на одной большой кровати из соломы.

Уверяю вас, солома не кололась: мы постелили простынку и этого было достаточно. Неудобство, о котором хочется подумать в следующий раз (потому что будет, конечно же, следующий раз и, надеюсь, не один!), заключалось в щелях между не очень плотно составленными соломенными связками. Дети, правда, не жаловались. Видимо, их часть «кровати», устроенная в самом начале, была сделана более качественно. А когда мы увидели, что я не помещаюсь, и добавили ещё пару связок, судя по всему, уже не очень старались.

Однако, вовсе не это неудобство мешало мне забыться детским сном. Нет, там всё было как дома: мама Катя всю ночь думала о том, как удержать равновесие, лёжа на боку на краю кровати, и — когда под утро стало прохладней — как достать из-под детей кусочек своего одеяла, никого при этом не разбудив.

Вообще же, это была первая ночь на новом месте, а на новом месте я обычно плохо сплю. Не из-за женихов, которые, как вы, возможно, подумали, активно мне снятся, а из-за незнакомой обстановки, которую все мои органы чувств активно изучают, никак не давая мозгу покоя. Так что даже и не знаю, как я могла ожидать, что высплюсь. Нужно было хотя бы лечь пораньше. Но легли мы лишь в полвторого, после просмотра мультика про «большое ухо» на моём телефоне. Там, оказывается, в лесной избушке за чертой города, сеть куда лучше, чем у меня дома.

Также мы успели послушать Пелагею и Сплина и обсудить совместные творческие планы на будущее — всё это после того, как я ушла заунывным русским пением усыплять неугомонных французских детей, а Элен вывела за ограду наших мужей, намекнув им, что последнюю бутылку мы как-нибудь допьём сами. Мы её, конечно, так и не осилили, но зато успели поговорить о высоком.

Пока мы укладывались, начал накрапывать дождь и так и пробарабанил по крыше всю ночь разными ритмами. Иногда он становился особенно сильным, и тогда, с резвым конским топотом возвращался в свой бокс Галеон и, чавкая и фыркая, жевал солому где-то недалеко от моего уха (его бокс пристроен к избушке, и окно, которым они сообщаются, было открыто). Дети спали как убитые.

Когда я открыла глаза, дождя почти не было, а сквозь старое заляпаное стекло второго окна просматривалась густая и сочная, свежеумытая лесная зелень. Первое, что мне захотелось сделать, — пойти домой и почистить зубы. Я обулась и пошла, дыша влажным утром и считая дождевых червей по дороге. Насчитала одного: то ли глаза мои были слишком недоразодраны, то ли черви у нас ленивые.

Сварив кофе, намешав какао для Ани и прихватив пакет молока, я вернулась в избушку. Дети все уже проснулись и скакали по кровати, только Эмилюша продолжала нежиться под спальником. Счастливая Аня, стоя у окна, кормила сеном коня и гладила его по носу. Мы нарезали пирог, разлили сок и кофе и стали завтракать.

На улице снова пошёл ливень. Я стояла в дверном проёме и смортела сквозь прозрачную стену дождя на неподвижные заросли деревьев. «Почти джунгли», — поделилась я с соседкой, сидящей у стола и с умиротворённой улыбкой раздающей детям добавку пирога. Дети, довольные и послушные, хором блестели глазами и жадно уминали пирог, не роняя ни крошки. В воздухе пахло сеном, лошадьми и сыростью, над головой молчаливо повисло: «как хорошо»…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s